4. Судебные решения по делу по иску о признании недействительным свидетельства о праве собственности и о применении последствий недействительности ничтожной сделки отменены как постановленные с нарушением норм материального права Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 2 апреля 2004 г. N 32-В03-9 (Извлечение) В. обратился в суд с иском к Л. и комитету по земельным ресурсам и землеустройству Саратовского района Саратовской области о признании недействительными свидетельств о праве собственности на землю, о применении последствий недействительности ничтожной сделки, сославшись на следующее. 4 марта 1995 г. умер А. 18 сентября 1995 г. его сыновья В. и Г. получили свидетельства о праве на наследство по закону на дом и земельный участок размером 2600 кв. м по 1/3 части каждый (наследницей по закону являлась также их сестра). 24 ноября 1995 г. комитетом по земельным ресурсам и землеустройству Саратовского района всем наследникам были выданы свидетельства о праве собственности, каждому на 870 кв. м указанного земельного участка. 19 декабря 1996 г. В. продал своему брату Г. 1/3 часть дома и земельный участок размером 870 кв. м. 29 апреля 1997 г. Г. умер, и 11 ноября 1997 г. его жена Л. получила свидетельство о праве на наследство по закону на 2/3 части дома и земельный участок размером 1740 кв. м. По мнению истца, выданные наследникам Г. свидетельства о праве собственности на землю незаконны, так как он, его брат и сестра земельный участок не делили и порядок пользования им не определяли, в связи с этим договор купли-продажи от 19 декабря 1996 г. в части земельного участка и выданное ответчице свидетельство о праве на наследство по закону недействительны. Л., согласившись с иском частично, предъявила встречное требование о признании за ней права собственности на 2/3 части земельного участка, о котором возник спор, указав, что именно в таком размере он принадлежал ее мужу Г. и перешел к ней как к наследнице по закону. Решением Волжского районного суда г. Саратова от 12 марта 2001 г. к договору от 19 декабря 1996 г. были применены последствия недействительности ничтожной сделки в части купли-продажи земельного участка, стороны были возвращены в первоначальное положение; признаны недействительными: свидетельства о праве собственности на землю от 24 ноября 1995 г. и соответствующие записи в Едином государственном реестре регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, а также свидетельство о праве на наследство по закону от 11 ноября 1997 г. в части наследования земельного участка. В удовлетворении встречного иска было отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда 4 мая 2001 г. решение суда в части возвращения сторон в первоначальное положение отменила и дело в этой части направила на новое рассмотрение в тот же районный суд. Указание в резолютивной части решения о признании недействительными записей в Едином государственном реестре заменено на указание о признании недействительными записей в комитете по земельным ресурсам и землеустройству. Резолютивная часть решения дополнена: за Л. признано право собственности на 1/3 часть земельного участка. Решением Волжского районного суда г. Саратова от 31 августа 2001 г. с В. в пользу Л. было взыскано 3 тыс. рублей. Дополнительным решением того же суда от 17 октября 2001 г. Л. отказано в вынесении дополнительного решения по вопросу о применении срока исковой давности. Судебная коллегия по гражданским делам Саратовского областного суда 5 декабря 2001 г. резолютивную часть решения суда от 31 августа 2001 г. дополнила указанием на то, что В. является собственником 1/3 части земельного участка на основании свидетельства от 18 сентября 1995 г. о праве на наследство по закону, в остальной части решение и дополнительное решение оставила без изменения. Постановлением президиума Саратовского областного суда от 18 марта 2002 г. был отклонен принесенный в соответствии с ранее действовавшим процессуальным законодательством протест прокурора Саратовской области и судебные постановления оставлены без изменения. В надзорной жалобе Л. поставила вопрос об отмене судебных постановлений как вынесенных с существенными нарушениями норм материального и процессуального права. Судебная коллегия: по гражданским делам Верховного Суда РФ 2 апреля 2004 г. жалобу удовлетворила по следующим основаниям. Согласно ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права. При рассмотрении дела судом были допущены существенные нарушения норм материального права, выразившиеся в следующем. Разрешая дело, суд исходил из того, что земельный участок размером 2600 кв. м перешел по наследству к детям умершего А. - В., Г. и С. и находился в их долевой собственности. Раздел данного земельного участка либо выдел доли из общего имущества в соответствии со ст. 252 ГК РФ участниками долевой собственности не производился. Комитет по земельным ресурсам и землеустройству Саратовского района, выдав В. и Г. свидетельства о праве собственности каждому на 870 кв. м земельного участка, фактически произвел раздел земельного участка без согласия его сособственников, что является нарушением требований закона. По мнению суда, договор купли-продажи от 19 декабря 1996 г., заключенный В. на основании данного свидетельства, - это ничтожная сделка, а ответчица по первоначальному иску после смерти мужа - Л. не могла унаследовать земельный участок размером 1740 кв. м. Такой вывод основан на неправильном толковании и применении норм материального права. В соответствии с ч. 2 ст. 246 ГК РФ участник долевой собственности вправе по своему усмотрению продать, подарить, завещать, отдать в залог свою долю либо распорядиться ею иным образом с соблюдением при ее возмездном отчуждении правил, предусмотренных ст. 250 Кодекса. В. (так же, как и Г.) - собственник 1/3 части земельного участка на основании свидетельства от 18 сентября 1995 г. о праве на наследство по закону после смерти их отца, которое никем не оспорено. Суд не учел, что в силу ч. 2 ст. 246 ГК РФ истец по первоначальному иску вправе был распорядиться как всей своей долей наследства, так и частью земельного участка, по своему усмотрению, в том числе продать ее Г., что им и было сделано с соблюдением требований закона. Суд не принял во внимание то, что указание в договоре купли-продажи от 19 декабря 1996 г. 870 кв. м, а не 1/3 части земельного участка, не свидетельствует о недействительности сделки, поскольку 870 кв. м фактически и составляют 1/3 принадлежавшего А. (отцу мужа заявительницы и В.) земельного участка размером 2600 кв. м. Вывод суда о ничтожности заключенного между В. и Г. договора купли-продажи земельного участка является неправильным. Сделка может быть признана ничтожной по основаниям, предусмотренным в законе. В. мог предъявить требование о признании недействительной оспоримой сделки, а не о применении последствий недействительности ничтожной сделки. Кроме того, Л. в суде заявила, что В. без уважительных причин пропустил установленный законом (ст. 181 ГК РФ) срок исковой давности для обращения в суд со своим требованием, поскольку договор заключен в 1996 году, а в суд истец обратился только в 2000 году. Это заявление имело юридическое значение, но суд его не рассмотрел, а в дополнительном решении от 17 октября 2001 г. фактически отказал ответчице в рассмотрении заявления по существу, хотя при доказанности отсутствия у истца уважительных причин пропуска срока исковой давности названное обстоятельство могло повлечь за собой отказ в иске. Все состоявшиеся по делу судебные постановления подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции. При новом рассмотрении дела суду следует учесть изложенное и проверить все юридически значимые для дела обстоятельства, включая причины пропуска истцом срока исковой давности по требованию об оспаривании сделок и их последствий. ____________