2. Действия виновной обоснованно квалифицированы по ч. 3 ст. 33 и п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ как организация убийства по найму (И з в л е ч е н и е) По приговору Хабаровского краевого суда от 19 февраля 1999 г. Селюнина осуждена по ч. 3 ст. 33 и пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ. По данному делу осуждены также Кривченко и Шмелев. Селюнина признана виновной в организации убийства своего мужа из корыстных побуждений - с целью воспрепятствовать расторжению брака и разделу имущества, в том числе и квартиры, по предварительному сговору группой лиц, по найму, за денежное вознаграждение. В мае 1998 г. между супругами Селюниными сложились неприязненные отношения, в связи с чем муж высказал намерение расторгнуть брак и произвести раздел имущества. Не желая раздела, Селюнина предложила Кривченко и Шмелеву за вознаграждение в сумме 500 руб. убить ее мужа. Она же разработала план убийства, обсудила с Кривченко и Шмелевым детали совершения преступления, отвела их на чердак дома, где планировалось осуществить указанные действия, и передала им орудие убийства - нож. 29 мая 1998 г. под надуманным предлогом Селюнина привела мужа к месту предполагаемого убийства. На площадке 13 этажа дома Шмелев и Кривченко убили Селюнина, нанеся ему множество ударов обрезком трубы и ножом. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ исключила из приговора указание о признании в качестве обстоятельства, отягчающего наказание Селюниной, привлечение ею к совершению преступления несовершеннолетнего. В надзорной жалобе осужденная ссылалась на то, что ее вина в организации убийства мужа не доказана, вместе с тем она отрицала наличие у нее корыстной цели, просила приговор изменить. Президиум Верховного Суда РФ 26 февраля 2003 г. надзорную жалобу осужденной Селюниной удовлетворил частично: исключил из приговора и кассационного определения квалифицирующий признак убийства - из корыстных побуждений, в остальном (в части квалификации преступления) судебные постановления оставил без изменения, указав следующее. Как видно из показаний свидетеля Сазонова, в мае 1998 г. Селюнина просила его найти человека для убийства ее мужа, поскольку тот хочет отобрать у нее квартиру и вещи. Он рассказал об этом Шмелеву и Кривченко. Последний заходил домой к Селюниной, а через 2-3 дня он, Сазонов, от нее узнал, что Кривченко и Шмелев убили Селюнина на 13 этаже жилого дома. Они ударили его трубой по голове, а затем ножом. По просьбе Селюниной он спрятал нож, у нее видел матерчатые перчатки, которые были в крови. Согласно показаниям допрошенной в качестве свидетеля дочери Селюниной она слышала, как отец предупредил мать, что 29 мая 1998 г. придет к ней на работу поговорить о разделе квартиры. 30 мая 1998 г. после исчезновения отца Сазонов рассказал ей, что его убили Кривченко и Шмелев, которых наняла мать. По словам свидетеля Акимова, от Селюниной ему стало известно о том, что она заманила мужа в какое-то здание на чердак, а нанятые ею Кривченко и Шмелев убили его, "перерезали" горло. Кривченко и Шмелев, встретив Акимова, подтвердили слова Селюниной об убийстве ими потерпевшего трубой и ножом. Показания приведенных свидетелей подтверждаются данными протокола осмотра места происшествия; выводами судебно-медицинского эксперта о причине смерти потерпевшего Селюнина, характере и степени тяжести причиненных ему телесных повреждений, свойствах орудий их причинения; протоколом изъятия орудия убийства - ножа. Поскольку организация Селюниной убийства мужа была обусловлена получением исполнителями преступления материального вознаграждения, действия осужденной правильно квалифицированы по ч. 3 ст. 33 и пп. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ как организация убийства по найму, по предварительному сговору группой лиц. В связи с этим квалифицирующий признак организации убийства - из корыстных побуждений подлежит исключению. ___________